Хиддинк: Гус всемогущий. Мартин Мейер
Левандовски будет включён в книгу рекордов Гиннесса

Левандовски будет включён в книгу рекордов Гиннесса

Нападающий немецкого футбольного клуба "Бавария" и сборной Польши Роберт Левандовски будет...

Что ждёт Россию при жеребьёвке Евро-2016

Что ждёт Россию при жеребьёвке Евро-2016

14 октября УЕФА официально обнародовал очередной рейтинг национальных сборных, на базе которого...

«Реал», возможно, не продлит контракт с Роналду

«Реал», возможно, не продлит контракт с Роналду

Мадридский «Реал» пока не собирается продлевать контракт с португальским полузащитником...

  • Register

Америка

Сезон 1976/77 года с казался исключительно важным для становления Хиддинка-футболиста. В процессе обсуждения своего перехода из «Де Граафсхапа» в «НЕК» он выразил желание поработать в Соединенных Штатах и в итоге играл там два лета. Подобное оказалось для него не обузой, а чем-то вроде активно проведенного отпуска. «Меня привлекла возможность пережить некое приключение, и оно позволило сохранить игровую форму. В итоге я был гораздо лучше подготовлен к следующему [зимнему] сезону в Нидерландах». Деньги не имели для Хиддинка большого значения. Как правило, он вообще не руководствуется финансовыми соображениями. Его скорее привлекает появление новых возможностей. В данном случае Гус просто хотел познакомиться поближе с футболом в Америке. Он начал играть в команде «Вашингтон Дипломате», которая, по его мнению, была вполне приличной. Столкнувшись с проблемой большой влажности климата на восточном побережье США, Хиддинк в процессе акклиматизации потерял три или четыре килограмма. Завоевав место в полузащите, он довольно быстро превратился в плеймейкера. Кроме того. Гус стал настоящей звездой.

В следующем сезоне он перешел в «Сан-Хосе Зртку-эйкс». Сан-Хосе — город в районе залива Сан-Франциско, в Центральной Калифорнии. Для Хиддинка это место было настоящим раем, но ко вниманию к своей персоне он сразу же отнесся иронически. Усевшись в присланный за ним в аэропорт лимузин. Хиддинк промолвил: «Если бы это произошло в Нидерландах, то люди подумали бы. что я — сутенер».

Известные американские игроки получают дома с личным бассейном и высокие зарплаты Хиддинку же досталась квартира в Пало-Альто. неподалеку от Стэнфордского университета. Ему нравилось ходить на прогулки и знакомиться с Северной Калифорнией, с ее пальмами и эвкалиптами, а также с белыми отштукатуренными домами в испанском стиле и их крышами из оранжевой черепицы. Тренировки проходили рано, с девяти до десяти тридцати утра, чтобы избежать полуденного ЗНОЙ. Весь остаток дня был свободен. «Дьем мы ходили на Рыбацкую пристаньТан было полным-полно актеров — настоящий уличный театр. Мне очень нравилось наблюдать за прохожими». Хиддинк оказался здесь вскоре после расцвета деятельности «детей цветов» 1960-х годов, когда Сан-Франциско был центром хиппи-культуры. Более всего он любил посещать рестораны в изящном городке Саусалито, расположенном на другом конце моста «Золотые Ворота»*

Футбол в Америке переживал тогда очень хорошие времена. Многие великие европейские футболисты, пройдя пик формы, уже не могли должным образом выступать в Старом Свете. Но они еще были способны показать среднюю игру в Соединенных Штатах. Немец Франц Беккенбауэр, голландцы Йохан Кройф и биллем Ван Ханегем, Джордж Бест — все они продолжали там свою карьеру.

Хиддинку пришлось привыкать к некоторым особенностям американских тренировок. «Все начиналось с растяжки, на которую уходило пятнадцать минут. Для меня это было немного стройно, потому что в то время в Голландии мы этим еще не занимались». Американский клуб проводил в течение одной недели от двух до трех матчей, что было довольно тяжелым испытанием для европейца. Кроме того, американцы относились к "ужакам очень настороженно. Иногда приход в команду европейца приводил к серьезному конфликту. Первый матч Хиддинка был против «Форт Лодердейл Страйкерс». в составе которого выступал голландский вратарь, великолепный Ян Ван Беверек. Появление Яна вызвало большую проблему, так как голландец заменил популярного американского голкипера. По всему стадиону были выставлены плакаты в поддержку американца. «Но потом.— вспоминает Хиддинк, — ere поняли, почему в воротах стоял именно Ван Беверен. Потому что он был поистине идеальным вратарем».

Конечно, футбол в Соединенных Штатах недотягивал АО европейского уровня, но Хиддинк использовал свое время с умом, многое почерпнув из ЛРУ1 их видов спорта, хотя американская спортивная культура сильно отличалась от голландской. Он пристально вглядывался в баскетбол и бейсбол, делая свои выводы. Что касается спорта, Америка — фантастическая страна. Люди там — настоящие энтузиасты. Они гораздо лучше относятся к своим спортивным героям и значительно меньше их критикуют. О размере зарплаты звездных игроков в США говорят без тени смущения. И спортсмены в свою очередь чувствуют себя более расслабленно перед матчами и во время их, что улучшает их выступление».

У Хиддинка не было и нет комплекса культурного превосходства и сопровождающей его снисходительности, так часто демонстрируемой европейцами по отношению к Соединенным Штатам. Наоборот, он любит эту страну и принимает ее образ жизни:«Это было чудесное время. Американцы — великая нация. Америка мне очень понравилась. Совершенно другой мир — страна абсолютной свободы». Он изъездил ее практически всю: от Бостона до Ванкувера от Сан-Диего до Майами. В его «Сан-Хосе Эрткуэйкс» выступали представители четырнадцати национальностей. «Америка — земля изобилия. Страна крайностей. Вишни, растущие там, в четыре раза крупнее голландских».

Приехавшие вместе с Гусом в Америку жена и дети неохотно возвратились в свою маленькую дождливую Голландию и по приезду захотели сразу же ехать обратно. А позднее надеялись, что Хиддинк подпишет контакт с каким-нибудь другим американским клубом. Сам Хиддинк считает, что подобные приключения являлись положительными сторонами его работы, хотя были, конечно, и отрицательные — такие, как усталость и раздражительность. Частые разъезды оказывают на человека очень большое влияние. И потому Гус всегда старался не выпускать пар дома. Его дети были тогда слишком маленькими, и Хиддинк избегал излишней вспыльчивости.

Однажды, после извержения вулкана Сент-Хеленс. аэропорты на западе Соединенных Штагов покрылись пеплом, и полеты были запрещены. Футболисты «Сан-Хосе» смогли добраться до дома только на автобусе.

Один из американских игроков дал мне кассету Боба Седжера и « Silver Bullet Band ». Когда в моих наушниках звучала песня «Против ветра», я смотрел в окно, и мир, который я там видел, показался мне прекрасным как никогда. Думаю, именно тогда я стал тем, кто я есть. Хотя меня никогда не интересовало движение хиппи, охватившее Амстердам в семидесятые, я вдруг полюбил ездить по шоссе без определенной цели. В Америке я раз и навсегда стал гражданином мира, впервые осознав, что значит мыслить глобально. Я понял, что можно быть открытым для многих влияний, не теряя при этом связи со своими корнями.

 

Это интересно