Хиддинк: Гус всемогущий. Мартин Мейер
Левандовски будет включён в книгу рекордов Гиннесса

Левандовски будет включён в книгу рекордов Гиннесса

Нападающий немецкого футбольного клуба "Бавария" и сборной Польши Роберт Левандовски будет...

Что ждёт Россию при жеребьёвке Евро-2016

Что ждёт Россию при жеребьёвке Евро-2016

14 октября УЕФА официально обнародовал очередной рейтинг национальных сборных, на базе которого...

«Реал», возможно, не продлит контракт с Роналду

«Реал», возможно, не продлит контракт с Роналду

Мадридский «Реал» пока не собирается продлевать контракт с португальским полузащитником...

  • Register

Студент и учитель

Вскоре после того, как Хиддинк помог «Де Граафсхапу» перейти в высшую лигу, клуб вновь из нее вылетел, и Гус перешел в «НЕК» (Неймехен). И выступал в его составе с 1977 по 1981 год, с небольшими перерывами. Он начал играть в обороне, но затем оказался на своей любимой позиции полузащитника. Для «НЕКа» это было время взлетов и падений, перед клубом часто маячила перспектива оказаться в самом низу турнирной таблицы высшей лиги. Хиддинк по-своему понимал, в чем заключалась проблема:«НEK" неумел приходить в себя, хотя и продолжал биться в каждом матче. Но когда соперник оказывался впереди. команда буквально сходило суки». Хиддинк считал, что подобное происходит из-за недостатка опыта и уверенности в себе. «Проигрывая по ходу матча голландцы довольно часто теряют хладнокровие и начинают метаться, а не играть. Но рано или поздно члены нашей команды должны были поверить в себя. Просто „ПЕК" слишком долго был добрым. И потому постепенно утратил необходимую для победы агрессивность».

Леи Лойен" был помощником тренера, когда Хиддинк выступал за «НЕК».

Гус — хорошо образованный и от природы очень одаренный человек. Он был лучшим нашим футболистом. Говоря футбольным языком, номером десять, плеймейкером команды. Такое место может занять не просто игрок, а представитель тренера на поле, лучше других анализирующий игру. Даже если бы он не был достаточно быстрым или подвижным, другие его качество перевешивали бы эти недостатки. Его очень тревожило, когда другие игроки не могли понять, каким оброзом нужно применять определенную тактику. А он всегда знал. Но, как бы то ни было, у Хиддинка сохранились хорошие отношения со своими одноклубниками. После матчей они всегда проводили время вместе.

У игроков «НЕКа» есть свои истории о Хиддинке. Ни для кого не было секретом, что он не любил много бегать. Один из его бывших коллег Сийе Виссер рассказывает об этой его черте:

Ленивый? Нет, он умен и использует принципы экономики свободного рынка: достигнуть максимум результатов при минимуме вложрний! У него были белые бутсы, которые он привез из Америки. Никто не видел токих в Неймехене, и. Господи прости, что ему о них только не говорили! Однако он не обращал на это никакого внимания и продолжал их носить.

Франк Янссен  охотно делится собственными воспоминаниями о Хиддинке:

Я начал курить именно в «НЕК». во времена Гуса Хиддинко и Харри Шелекенса". Тайно, конечно. Мы прятались в деревянных постройках позади футбольных полей и в раздевалках. Или в туалете. Представьте — взрослые парни! А потом приходил Лен Лойен... Скорее всего, тренеры знали об этом, но терпели.

Бывший помощник главного тренера Лойен также помнит кое-что из прошлого Хиддинка.

Тогда у нас стоял в воротах очень хороший голкипер. Но если какое-то время он бездельничал, то быстро терял концентрацию и впадал в полусон. Однажды мы проводили товарищеский матч со слабым соперником. Счет был четыре или пять-ноль в нашу пользу. Все смотрели вперед, но Гус неожиданно повернулся и сильно ударил по своим воротам, превратив мяч в пушечное ядро. До смерти испугов своего голкипера, Гус вернул его к жизни.

По природе он не выскочка. о довольно скромный человек, обладающий ясным умом. При этом его нельзя назвать тихоней. Но он никогда не станет напыщенным крикуном, который обожает видеть себя на страницах газет и жаждет публичности.

Хиддинк очень общительный человек, любит хорошую компанию, но не выносит горлопанов. Он не пьет пиво, предпочитая пару бокалов вина. По правде говоря, несмотря на очевидную скромность, он в тоже время довольно амбициозный и упорный человек. Когда он принимает решение, нужны очень веские аргументы, чтобы его переубедить. Как мы говорим по-голландски: «То, что на уме, того нет в заднице». Я бы назвал его упрямцем в хорошем смысле этого слова. Это, конечно, гораздо лучше, чем быть слабаком. Думаю, он уже в молодости поставил перед собой определенные цели, главная из которых заключалось в том, чтобы стать тренером. И до поры до времени спокойно собирал информацию. Я считаю, что его поездка в Америку была частью этого сценария.

Утверждению Лойена можно доверять. Уходу Хиддинка из «НЕКа» предшествовало нежелание работодателя обещать Гусу будущую роль в тренерском штабе клуба. Какое-то время Хиддинк рассматривал возможность продлить свой контракт на год, но вместо этого вернулся в родной «Де Граафсхап» — там у него появилась реальная возможность стать тренером. И, по его собственному признанию, именно в этом он видел свое будущее. Человек с определенными взглядами, он хотел внести свои вклад в создание привлекательного и креативного футбола. Хиддинк считал, что голландскому футболу не хватает «должной техники и дерзости». По его мнению, голландская игра погрязла в повторении шаблонных приемов, а импровизация запрещалась даже в молодежных тренировочных лагерях. Основополагающий принцип обучения был примерно таким: «Пусть эти мартышки просто возятся с мячом. А качество, рано или поздно, придет само собой». Хиддинк уверен, что способность творить на поле или приходит сама, или совсем не приходит. Он считает себя живым доказательством этой идеи: «Запомните, я родился в футбольных бутсах и предпочел бы умереть в штрафной площади». Говорит Лойен:

Футбольный интеллект и обычный интеллект имеют между собой мало общего. Гус же обладает и тем, и другим. При таком сочетании в тренерском деле действительно можно добиться успеха. Кроме того, тренер подвергается давлению со стороны болельщиков, спонсоров, руководства клуба, коллег, прессы и так далее. Для того чтобы выдержать этот пресс и продолжать одерживать победы, надо быть не просто сильной, а стабильной личностью. Зачастую это гораздо важнее, чем обладание тактическими навыками. Гус — именно стабильный человек. Он очень хорош в общении и способен адаптироваться к различным нормам и ценностям. Именно так он и поступал в Корее. Людям нравится работать с вами, если вы — приятный человек. А с ним действительно приятно работать. Поэтому он и стал успешным тренером. Я знаком с его отцом и узнаюХиддинка-сторшего в его сыне: скромный, хладнокровный, умный учитель.

Почти все время, будучи футболистом-любителем, Хиддинк работал учителем физкультуры в школе принцессы Беатрис в Дутинхеме. Эта двойная занятость привела его к конфликтам с клубными начальниками, но он наотрез отказался нарушить обязательства перед своими учениками. Он предпочел подстроить свой футбольный режим под работу: «Раньше я подстраивал школьное расписание под футбол, но с какого-то момента расхотел. Это „НЕК" был обязан подстраиваться под меня».

Стремление к независимости всегда было частью натуры Хиддинка. Он с грустью вспоминает старые деньки, начало 1970-х, когда талантливые футболисты перекладывали па других грязную работу в защите, а сами были свободными художниками на поле. Знающий все о футболе, он — типичный продукт того времени.

С 1973 по 1984 год он преподавал в школе для детей, испытывающих трудности в обучении. Как правило, они происходили из неблагополучных семей, со всеми вытекающими отсюда проблемами. Таким детям действительно было очень трудно адаптироваться к учебному процессу в нормальной школе. Еще сложнее было добиться от них успехов. Однако Хиддинк был вполне эффективным преподавателем: «У этих ребят поистине неиссякаемая энергия. Они постоянно упрашивали меня: „Учитель, давайте сначала мяч погоняем..."».

Он преподавал ежедневно с семи тридцати до деух часов дня. Классы были очень маленькими, примерно по пятнадцать учеников в каждом. Кроме футбола он учил детей играть в бейсбол, баскетбол, гандбол и проводил силовые тренировки. После занятий неутомимый Гус тратил время на посещение домов учеников и встречу с их родителями. Его сердце разрывалось, когда он видел детей, растущих по другую сторону социальных рельс. Он пытался вернуть им жажду жизни. Конечно, было очень нелегко иметь дело с их непредсказуемым поведением. Не раз и не два ученики размахивали перед учителем ножом в приступах ярости. Однажды один из них проколол все шины автомобиля Хиддинка. Но поразительнее другое — Гус сам предложил ему это сделать. Хиддинк надеялся — подобное предложение охладит пыл разбушевавшегося юнца и сделает его неопасным для окружающих, хотя в глубине души все-таки верил, что его шины останутся в целости. Через несколько минут мальчик вернулся весь в слезах и попросил прощения. Учитель обнял его и утешил.

Клейнниббелинк, окончивший тот же институт, вспоминает: «Если вам удается мотивировать таких детей и заставить их работать, то мотивировать нормальных людей уже не составит большого труда». Другими словами, этот опыт позволил Хиддинку понимать человеческую природу еще глубже. Клейнниббелинк говорит:

Он — прекрасный психолог и очень добрый учитель, который в то же время может быть очень строгим. При ЗШОУ.Хиддинк никогда не теряет чувства юмора. Каким-то удивительным образом он сохраняет прекрасный баланс между этими качествами.

В самом деле, подобный опыт оказался очень ценным для его будущей тренерской деятельности. По недавнему признанию Хиддинка, ему инногда кажется, что он по-прежнему работает с трудными детьми — профессиональными футболистами.

Я самым серьезным образом занимался преподавательской деятельностью. Для меня работать спустя рукава неприемлемо. Я спросил себя тогда: готов ли заниматься этим до шестидесяти лет? И ответом было: нет. Но не потому, что работа не приносила мне удовлетворения, о потому, что карьера учителя весьма предсказуема.

На мой взгляд, помог Хиддинку сделать выбор в пользу профессиональной футбольном карьеры страх перед рутинной работой, в которой можно увязнуть с головой.

После ухода из «НЕКа» он еще раз возвратился в «Де Граафсхап» и работал в этом клубе с 1981 по 1984 год. В течение одного сезона Гус играл, а затем в течение еще двух находился на своего рода тренерской практике. В 1984 году Хиддинк стал помощником главного тренера в «ПСВ».

 

Это интересно