Хиддинк: Гус всемогущий. Мартин Мейер
Левандовски будет включён в книгу рекордов Гиннесса

Левандовски будет включён в книгу рекордов Гиннесса

Нападающий немецкого футбольного клуба "Бавария" и сборной Польши Роберт Левандовски будет...

Что ждёт Россию при жеребьёвке Евро-2016

Что ждёт Россию при жеребьёвке Евро-2016

14 октября УЕФА официально обнародовал очередной рейтинг национальных сборных, на базе которого...

«Реал», возможно, не продлит контракт с Роналду

«Реал», возможно, не продлит контракт с Роналду

Мадридский «Реал» пока не собирается продлевать контракт с португальским полузащитником...

  • Register

Учитель Хиддинк

Радости и печали миллионов турков связаны с «Фенербахче». Сии плачут, когда их клуб проигрывает, и празднуют до глубокой ночи его победы. «Фенербахче» намного популярнее любой политической партии. «Если руководство этой команды захочет, оно может свергнуть правительство», — говорит Сулейман Гюльгекин, репортер «Foto-spor», единственного спортивного ежедневника в Турции. Он также уверен в том, что Хиддинк мог бы стать президентом страны, если бы пожелал. При одном условии: он должен был бы выигрывать как можно больше матчей.

По собственному утверждению Хиддинка, его жизнь в Турции походила на мыльную оперу. Отношение народа к футболу было гораздо более эмоциональным, чем в Нидерландах. Если тренировка заканчивалась отработкой ударов по воротам, постоянно присутствовавшие болельщики радостно реагировали на каждый забитый гол. С другой стороны, когда команда проиграла свой первый матч при Хиддинке, ему пришлось возвращаться в отель при полицейском эскорте. После поражения на выезде разгневанный фанат бросил камень в окно автобуса команды, и на Хиддинка посыпались осколки стекла. Зато после победы люди несли его от самолета до автомобиля буквально на руках. На сей счет Хиддинк высказался в типичной для себя манере:

Все это — часть футбола. Но. по моему мнению, вовсе не обязательная. Тогда я сказал: «Позвольте мне самому дойти до машины. Ведь этот матч был всего лишь частью первого раунда Кубка УЕ&А». Но их всегда бросает в крайности. Сначала они чувствуют себя на седьмом небе от счастья, а через минуту впадают в безнадежную депрессию.

Один из членов Совета директоров «Фенербахче», одетый в безупречно пошитый косном, частенько садился рядом с Хиддинком и спрашивал у босса«учителя»: «Скажи-ко мне. hoca, пожалуйста, следующий матч мы выиграем со счетом два, три или вовсе пять-ноль?» Чтобы отмахнуться от назойливого миллионера, тренер прибегал к следующей уловке: «На все воля Аллаха, друг мой. А пока что оставьте меня, мне надо поговорить кое с кем».

Вскоре после приезда в Турцию Хиддинк объявил войну «культуре шепота», то есть сплетням среди футболистов, членов Совета директоров и журналистов.

Один за другим джентльмены из Совета директоров подходили ко мне и говорили: «Послушай, hoco, ты можешь доверять мне, а вот тому человеку не стоит». В какой-то момент я возопил: «Да отстаньте вы все от меня'. Я вообще никому не доверяю, кроме ион самому себе.

Первым препятствием стал язык, и Хиддинк выразил желание выучить турецкий за... две недели. К сожалению, он еще долго не мог обходиться без переводчика. Оупо, оупа [играйте, играйте], призывал Гус на тренировках. Иногда тренер подбадривал футболистов на поле: '(Хорошая работа, перни.'», но еще чаще кричал им нечто поде: (-Черт возьми, да вы ничего не смыслите в футболе!» После чего они смиренно опускали головы.

Я не выношу покорности этих парней. Думою, она объясняется тем, что Турция слишком долго находилось под властью диктатуры. Например, когда игрок осторожно выражает несогласие с моим подходом. остальные выговаривают ему — нельзя идти против «hoca». Я же говорю им, что род тому, что кто-то решился открыто выступить против меня, а не стал по обыкновению шептаться за спиной у тренера.

Такой же европеец, голкипер Шумахер описывает Хиддинка как спокойного, интеллигентного человека, который, по его мнению, смог бы вынести и три сезона турецкого футбола «Он уравновешенный человек который не реагирует на каждое придирчивое замечание, сделанное в его адрес. Просто в самом начале он чересчур усердно взялся за перемены». Хиддинк согласен с ним.

Турецкие футболисты по природе ленивы. У них нет инициативы. Приходится говорить, что им следует делать. В Европе иногда сознательно вступаешь в конфронтацию с некоторыми игроками, чтобы немного их расшевелить. Но в Турции такие действия вызывают лишь апатию. Однажды, когда наша команда отправилась на перерыв со счетом 1:2. мы с Шумахером принялись дико орать друг на друга по-немецки в раздевалке. Голкипер, повысивший голос на тренера, привел остальных игроков в состояние ужаса. Тем не менее это помогло — и мы победили со счетом 5:2...

Играя с ними на тренировках, я хотел, чтобы они не церемонились со мной, поступая с тренером так как с игроком команды соперника. Но тот, у кого хватило смелости сделать это, сразу же густо покраснел от стыда.

Хиддинк мог бы не принимать ничего близко к сердцу. не усложнять себе жизнь и продолжать зарабатывать деньги. Но это не его стиль. «Ябоец. Поэтому каждый день буду вести войну против темных сил». Эрол Тугай. помощник тренера, ког бы стать главным тренером другого клуба, но предпочел остаться и работать с голландцем. «За несколько месяцев я научился большему, чем за все предыдущие годы».

На стамбульских улицах «учителя Хиддинка» на каждом шагу встречали улыбками. Люди хотели пожать ему руку и сфотографироваться вместе с ним. Как всегда, он не очень радовался повышенному вниманию. Но широко улыбался когда ему чистили обувь для очередной постановочной фотографии, а вокруг скапливалась толпа народа. Владельцы ресторана сразу же узнавали его и отказывались принимать плату по счету. Брать деньги с «учителя» они считали оскорбительным.

Ему было некуда скрыться от людского внимания. Номер в отеле оставался единственным местом, где он мог пребывать в относительном спокойствии. Гус отключал телефон, запирал дверь и плотно задергивал шторы. Его очень ценили, и однажды руководство клуба намекнуло, что он мог бы подписать пожизненный контракт. Однако Хиддинк хотел спокойно отработать свои два года, а затем подумать. как быть дальше: «Обычно я не сторонник долгосрочных обязательств».

Работа Хиддинка с «Фенербахче» ознаменовала новую эру в истории этого клуба. У команды, которая к моменту приезда голландца находилась на девятом месте, сейчас были все шансы стать чемпионом Турции. Ко Хиддинк неожиданно разорвал свой контракт до его окончания. Некоторые обозреватели решили, что это произошло из-за шокирующего проигрыша в самом конце сезона. Но на самок деле Гус так и не почувствовал себя в Турции комфортно и начал искать альтернативу в Испании. У Хиддинка было на это право — согласно пункту контракта, в котором говорилось, что тренер может уйти после первого сезона, если выплатит сто семьдесят тысяч евро отступных. Проблема заключалась в том, что инициативы Хиддинка не находили должного отклика у клубного руководства. его обвиняли в отсутствии преданности, что было неприемлемо для страстного турецкого футбольного климата. Поэтому тренера решили отстранить от занимаемой должности, несмотря на то что Гус был твердо намерен довести сезон до конца. «Нам предстояло играть в полуфинале кубка, на президент клуба отказался от моих услуг. Скорее всего, он думал следующим образом: „Если проиграем обвиним Хиддинка, если выиграемобойдемся без него". Что за прекрасная страна Турция!» Тем временем голландец был уже на пути в Испанию, где «учителю Хиддинку» предстояло превратиться в «дона Гуса».

 

Это интересно