Хиддинк: Гус всемогущий. Мартин Мейер
Левандовски будет включён в книгу рекордов Гиннесса

Левандовски будет включён в книгу рекордов Гиннесса

Нападающий немецкого футбольного клуба "Бавария" и сборной Польши Роберт Левандовски будет...

Что ждёт Россию при жеребьёвке Евро-2016

Что ждёт Россию при жеребьёвке Евро-2016

14 октября УЕФА официально обнародовал очередной рейтинг национальных сборных, на базе которого...

«Реал», возможно, не продлит контракт с Роналду

«Реал», возможно, не продлит контракт с Роналду

Мадридский «Реал» пока не собирается продлевать контракт с португальским полузащитником...

  • Register

Валенсия

Красный, белый и желтый — цвета «Валенсии». Ей принадлежит прекрасная тренировочная база за городом и стадион в самом его центре. Газон безупречен: идеально ровный и ярко-зеленый. Трибуны расположены у самого края поля, что способствует близкому взаимодействию футболистов и болельщиков. — как раз то. что очень любит Хиддинк.

Прекрасные белые линии на зеленом. За стадионом действительно хорошо следят. Сравните с тем, что происходит в Голландии. Там муниципалитет роз в неделю обрабатывает поле с помощью трактора — и все. А ведь людям должно нравиться приходить на стадион. Поэтому нужно уметь продавать футбол.

Он стал главным тренером клуба после уругвайца Виктора Эспарраго и занимал этот пост два с половиной года. За свои услуги Хиддинк получал приблизительно полтора миллиона евро в год.

Атмосфера в Валенсии была более спокойной, чем в Стамбуле. Во многом потому, что испанский менеджмент гораздо организованнее. По словам Хиддинка, в «Фенербахче» около двадцати пяти человек «завязывали футболистам шнурки», а в обслуживающий персонал «Валенсии» входило всего трое. В Нидерландах же все было гораздо скучнее, чем 8 «Средиземноморье» (гак называет Хиддинк все южные футбольные нации). Жители Испании, в отличие от обитателей холодных и сырых низин, относятся к футболу со всей страстью. Хотя камнями здесь никто не бросался, болельщики иногда слишком увлекались и закидывали игроков команды соперника апельсинами, которых всегда в достатке в этом солнечном городе. И в этом заключался едва ли не единственный минус нахождения зрителей у самой кромки поля.

Прежде чем подписать контракт. Хиддинк по своему обыкновению посмотрел четыре матча с участием клуба. Став его тренером, он продолжил изучать ситуацию в команде и понемногу устанавливал новые правила. «Я не хотел совершать никаких переворотов, как иногда поступают новые священники в голландских деревнях: изменить это. исправить то... Просто собирался улучшить вещи, которые и тан были хороши». Возможно, такая осторожность была результатом уроков, полученных в Турции.

Тем не менее, когда он понял, в чем заключалась главная проблема, го без колебаний осуществил необходимые изменения. Первым делом Хиддинк избавился от АриасаЛ который провел больше пятисот матчей за «Валенсию». Затем он усадил на скамейку запасных Панамского нападающего Роммеля", который обошелся клубу почти в два миллиона евро, так как пришел к выводу, что он«не подходит „Валенсии"». С помощью таких мер не обретешь иного друзей.

Сначала я отказался от футболиста, который выступал за клуб пятнадцать лет. а затем посадил на скамейку самого дорогого игрока. Вдобавок мы проиграли два первых матча. Это привело к панике в испанской прессе. Журналисты наперебой предсказывали, что я не дотяну до Рождество. Петля но коей шее стало затягиваться. К счастью, принятые меры сработали. Сначала во время тренировок а затем и на матчах. И парни принялись расти буквально на глазах. Казалось, можно было слышать их мысли: «Ух ты! Оказывается, в футбол можно играть и так!»

К счастью, клубное руководство, в отличие от турецкого, сохранило спокойствие и предоставило Хиддинку некоторую свободу действий.

Тем временем он сократил время тренировок с двух часов до часа пятнадцати, но при этом усилил нагрузку. Емy очень не нравилась робость большинства игроков, буквально приросших к своим позициям. Хиддинк всегда бранил футболистов, которые не выкладывались в полную силу. Теперь же объектами era постоянных нагоняев стали чересчур инертные полузащитники, привыкшие делать длинные пасы в никуда, а также защитники, которые искали спокойствия, не отходя далеко от ворот.

Иногда, в целях «стимуляции игроков», тренер переставал стесняться в выражениях.

Я разломал эту команду, а затем построил ее заново... В испанском футболе по-прежнему бытовало почти военная дисциплина. Грубо говоря, если бы я попросил их взобраться на дерево двадцать раз, они сделали бы это без вопросов. Но такой образ мышления начисто убивает инициативу. Поэтому первоочередной задачей стало развитие силы воли игроков, которая могла позволить им принимать независимые решения во время матчей.

Когда в команде не оказывалось необходимого футболиста, Хиддинк начинал искать его по всему миру. «Нам требовалось усилить слабый левый фланг. Мы искали такого игрока в Голландии, Бельгии, Дании и Италии, а нашли в Бразилии». Им оказался 22-летний Леонарду Наси-менгу де Арауху, известный просто как Леонарду, который выступал за олимпийскую сборную Бразилии и был вызван в национальную команду.

Хиддинк проводил свои реформы постепенно. «Я готов подстроиться под страну, в которой работою, но не собираюсь постоянно идти на компромиссы в моей тренерской деятельности». Действительно, он никогда tie играл на толпу.

Если тренер ставит себя слишком высоко, то игроки быстро замечают это и в конце концов сбрасывают его с пьедестала. Еще со времен «ПСВ» я знал, что могу хорошо работать. Все пошло хорошо и в Валенсии. Но я не искал самоутверждения. Это может показаться самонадеянным, но я был уверен в собственной правоте еще до того, как туда приехал.

В Испании, как и везде, он проявлял уверенность в себе. Хиддинк утверждает:

К успеху привыкаешь, но это не вредная привычка. Конечно, хочется чего-нибудь прекрасного, ведь для того ты и тренируешь. Если бы у меня не было амбиций. коноиде было бы со мной очень легко, чего мне хочется как раз меньше всего. Я не занимаюсь планированием своей карьеры, не строю планов. В нашем мире невозможно контролировать все, так как мы очень часто зависим от других людей.

Такое самообладание появилось у Хиддинка благодаря его международному опыту, особенно американскому. Все мысли европейцев заняты предстоящим важным матчем, а американцы подходят к нему со спокойным оптимизмом. Бейсболисты, которые проводят по сто пятьдесят матчей за сезон. »е могут позволить себе нервничать. В этом их преимущество — когда они на поле, абсолютное спокойствие помогает им эффективно выполнять свою работу.

Несмотря на склонность к серьезной подготовке, ХИДДИНК проявляет свои лучшие качества в экстремальных ситуациях.

Перед матчами с «Реал-Сосьедад» и «Сарагосой» я считал, что у меня все под контролем, но мы проиграли обе игры. За несколько дней до встреч с «Вальядолидом» и «Оеьедо» все пошло не так. Из-за травм я импровизировал с составам вплоть до стартового свистка. Но в этих матчах мы добились успеха.

«Валенсия» постепенно поднималась по турнирной таблице с девятого места. Под руководством Хиддинка клуб смог победить фаворитов — мадридский «Реал» и «Барселону», которых в то время тоже тренировали голландские специалисты. Лео Беенхакер и легенда «Аякса» Йохан Кройф. Победа над заклятым врагом «Барселоной» стала причиной для особого празднования. Кройф позже признал, что «Валенсия» победила по праву. Однако Хиддинк продолжал выискивать места для улучшения. «Старый страх все еще проявляется при атаках. Да, они стопи играть лучше, чем раньше, но временами до шести наших парней не покидают своей штрафной при срыве атаки противника».

Команда бесконечно подавала угловые на тренировках, и это принесло свои плоды. В итоге все корнеры в исполнении «Валенсии» стали очень опасными, а один даже привел к голу.

Пресса и публика пребывали в эйфории. После пресс-конференции по случаю очередных побед Хиддинк часто покидал стадион за полночь, но его и в это время всегда встречала восторженная толпа болельщиков. Сдержанный голландец был очень тронут таким к себе отношением. Когда мне исполнится шестьдесят пять, я часто буду вспоминать о таких моментах..Хиддинка полюбили в Валенсии еще и за то, что оставался самим собой: здравомыслящим, честным, трудолюбивым профессионалом. К нему обращались подчерк-то уважительно: «мистер Хиддинк».

Впрочем, его популярность распространялась не только на футбольных болельщиков. Он произвел большое впечатление и на интеллигенцию, когда приказал убрать баннер со свастикой во время матча с «Албасете». Престижная мадридская ежедневная газета «El Pais» посвятила целую полосу футбольному тренеру, запретившему демонстрацию кадров из фильмов о Рэмбо, которые должны были разогревать аудиторию перед играми. Хиддинк так прокомментировал историю с баннером:

Этот эпизод вызвал у меня отвращение. Я не был свидетелем Второй мировой войны, но члены моей семьи принимали в ней участие. Руководство клуба относилось к подобным вещам, нон к простому выражению политических взглядов группы ультраправой молодежи. Но для голландца свастика имеет совершенна другое значение. Я не выношу ее вида и знаю. как этот символ шокирует многих людей. Я предпочел бы увидеть баннер, гласящий: «Хиддинк, убирайся дамой».

Гус верит в развитие таланта с раннего возраста и всегда очень серьезно относится к тренировкам молодежи. У «Валенсии» была своя футбольная школа, на которую тратились очень серьезные средам. Но в реапьности or нее было мало пользы, и у Хиддинка хватило смелости резко критиковать ее руководство.

Мальчишки в общежитии при школе обычно спали почти до полудня, а тренировки начинались только вечером. Это было форменным безобразием, которое меня очень беспокоило. На второй год моего пребывания в клубе я решил самостоятельно тренировать ребят с несколькими помощниками. Поднимал их с кроватей в семь тридцать утра и работал с ними до начала тренировки основной команды. Однако мое резкое вмешательство в дела школы не очень понравилась консервативным представителям клубного руководства.

Хиддинк убежден в том, что действовал в интересах клуба. Однако его поступки были расценены как coup d Etaf, особенно президентом «Валенсии» Артуро Тузоном. К этому добавились не очень хорошие результаты в испанском чемпионате, и в результате Гус покинул команду. На этот раз голландский тренер стал жертвой испанской клубной политики. И его увольнение готовилось со всей тщательностью.

 

 

Это интересно