Хиддинк: Гус всемогущий. Мартин Мейер
Левандовски будет включён в книгу рекордов Гиннесса

Левандовски будет включён в книгу рекордов Гиннесса

Нападающий немецкого футбольного клуба "Бавария" и сборной Польши Роберт Левандовски будет...

Что ждёт Россию при жеребьёвке Евро-2016

Что ждёт Россию при жеребьёвке Евро-2016

14 октября УЕФА официально обнародовал очередной рейтинг национальных сборных, на базе которого...

«Реал», возможно, не продлит контракт с Роналду

«Реал», возможно, не продлит контракт с Роналду

Мадридский «Реал» пока не собирается продлевать контракт с португальским полузащитником...

  • Register

Испанская любовь

 

Отель «Парадорес» расположен в двадцати километрах к югу от Валенсии. Этот тихий курорт имеет мало общего с популярным Копа-дель-Соль. С одной стороны его окружают апельсиновые сады, с другой — песчаные дюны и пляж. Из его окон открывается чудесный вид на Средиземное море. На территории отеля расположены поляны для гольфа футбольное поле и бассейн. Единственное, что портило живописный вид, когда Хиддинк жил там. — спутниковая антенна, которую он установил, чтобы смотреть голландский канал RTL-4 и быть в курсе происходящего в международном футболе.

Следует отметить, что Гус жил в довольно удобных апар-1ачентах. Клуб предложил ему бунгало, но Хиддинк предпочел остаться в отеле. Он ежедневно ездил до тренировочной базы и обратно на своем «альфа ромео».

В это время Хиддинк начал играть в гольф, к которому раньше относился с презрением. Как-то он сказал, что лучше умрет, чем наденет «эти клетчатые брюки», и цитировал одного голландского комика: «Гольф — это игра в шарики для людей, у которых проблемы со спиной». Сначала у Гуса ничего не получилось, но он был уверен. что как футбольный тренер международного уровня он добьется успеха в любом виде спорта, где задействован мяч, причем неважно, какого размера. Однако первый раз, широко замахнувшись клюшкой, он не попал по мячику. Подобный конфуз показался упрямому голландцу «унизительным», и Хиддинк решил принять вызов. Вскоре он научился получать истинное удовольствие от этой игры. Можно сказать, Хиддинк обрел в ней покой. В то же время он не был одинок.

Моя семья часто навещала меня, а жена и вовсе около десяти дней каждого месяца проводило в Испании. Мне очень повезло, что члены моей семьи относились с пониманием к условиям моей работы. Прибыв домой на Рождество, я внезапно ощутил, что мне необходимо вернуться в Валенсию тридцатого декабря, чтобы подготовиться к матчу с «Севильей». Конечна я очень радовался тому, что оказался в Нидерландах, но в своем уютном отеле я также чувствовал себя как дома. Я очень люблю, когда меня окружает простор. Мне нравилось гулять в одиночестве по пляжу, читать книгу где-нибудь в дюнах и плавать в море трижды в неделю, даже в те дни, когда по испанским понятиям наступало зима и люди начинали носить перчатки. Они считали меня сумасшедшим.

Жизнь в Испании пошла Хиддинку на пользу. Он похудел на пять килограммов и обрел покой, которого не хватало в Турции. Этому способствовал мягкий климат города. Даже в январе температура поднималась до семнадцати градусов. Первые две недели он целыми днями пропадал на стадионе и возвращался в отель полностью измотанным. Но потом стал устраивать днем сиесту, как и другие испанцы. Привыкнув к испанскому ритму жизни, Хиддинк начал жить более сбалансировано.

С двух часов дня до шести вечера жизнь в городе буквально замирала. День делился на две половины. Летом, когда температура поднималась до сорока градусов, тренировки начинались в восемь утра и в семь вечера.

Никакой голландской рутины с ужинами ровно в шесть. Нередко приходилось есть и в полночь. «Моя жизнь там напоминала чудесный сон. Я работал и не смотрел на часы, но этот хаос все-таки следовало как-то упорядочить». Он испытывает ностальгию по тем дням, когда носил рубашки с короткими рукавами и вкушал на пристани типичные южные яства. Именно в Испании Хиддинк научился разбираться 8 вине.

Спешки не существовало вовсе. Не будет преувеличением сказать, что в Валенсии Хиддинк подцепил «испанский вирус». Простой, размеренный средиземноморский уклад жизни прекрасно подходил ему. С другой стороны, Хиддинк приехал сюда достаточно подготовленным и даже в некотором роде вдохновленным турецким опытом.

Когда с переездом в Валенсию наступила полная ясность, я начал учить испанский. Во время отпуска, проведенного но острове Терсхеллинг, я продолжил свои занятия, засиживаясь за книгами до четырех утра. Затем, ложась наконец в постель, я наблюдал восход солнца. Какая красота. Кроме того, я заказал перевод всех испанских футбольных терминов. В результате смог немного пообщаться на испанском даже на самой первой тренировке. Сначала я хотел воспользоваться услугами переводчика, но мы довольно хорошо понимали друг друга, хотя я выражался в несколько телеграфном стиле. Уже с самого начала я мог выразить. что хочу, и поэтому отослал переводчика. В итоге из-за знания языка у меня сложились нормальные отношения с испанской прессой.

Через два месяца Гус мог более-менее бегло разговаривать по-испански. Это произвело на всех огромное впечатление. Несмотря на позитивный настрой Хиддинка, в Испании, как и в Турции, газеты носились за сенсациями. Заядлый курильщик, Хиддинк сам скручивал свои сигареты из грубого табака, который обычно продается в синих упаковках. Эта привычка и его стиль жизни буквально «скрутились» воедино. То, что нормально для Нидерландов, было крайне необычно для Испании. Вскоре после приезда Хиддинка газеты написали: «Тренер курит гашиш». Но Хиддинк уже был научен горьким опытом в Турции. Во время уличной фотосессии он терпеливо следовал указаниям фотографа. Однако съемка быстро подошла к концу, когда за спиной мастера внезапно возникла хорошенькая девушка.

Я уже знал эти трюки, предпринимавшиеся в аэропортах и на вокзалах в Турции. Здесь тоже были подобные девушки которые откуда ни возьмись появлялись позади вас. И уже на следующий день газеты пестрели фотографиями с пикантными историями.

Ничто не сравнится с переменчивостью прессы. Тот же самый журналист, который предсказал, что Хиддинк не протянет и до нового года, принялся восхвалять тренера, когда у «Валенсии» начались успехи.

Сговор между падкой до сенсаций прессой и членами Совета директоров клуба оказался опасным. Испанская пресса всегда была совестью руководства «Валенсии». Ее пресс-секретарь Винсенте Баланца работал с представителями тридцати семи различных газет, телеканалов и радиостанций. Ежедневно около дюжины журналистов слонялись вокруг входа на стадион в поисках последних сплетен. Хиддинк свидетельствует:

Члены Совета директоров открыто признавали, что они очень чувствительно относятся к публикациям в СМИ. Президент клуба был буквально приклеен к радиоприемнику в своем кабинете, чтобы вовремя реагировать на новости о команде. Это считалось своеобразным видом маркетинга. Но было бы гораздо лучше, если бы они следовали собственным планом.

Хиддинк уверяет, что научился игнорировать подобное безумие.

У членов Совета директоров были наилучшие намерения. Большинство из них являлись успешными бизнесменами, но при этом они тратили почти все свое время на клуб. Их постоянное присутствие не облегчило мою работу. Многие решения этих людей основывались но эмоциях. Казалось, все они были ужасно заняты, но в их действиях было мало эффективности. Кабинеты руководства клуба ломились от книг и журналов, однако дирекция ориентировалась в футболе с большим трудом. На я не собирался ничего менять — я we был голландским миссионером. который приехал, чтобы научить кого-то вести свои дела.

Как и Кройф е «Барселоне», Хиддинк вел постоянную воину с руководством «Валенсии». Но, что еще хуже, как и в Турции, здесь существовали особые отношения между клубными интересами и определенными СМИ. Один из его помощников являлся информатором. «Когда что-то происходило на тренировках, президент узнавал об этом через три минуты». Подобное обстоятельство мешало Хиддинку наладить доверительные отношения с командой. Вскоре он уволил стукача и босс «Валенсии» лишился источника информации. После первого года, проведенного в клубе, Гус написал доклад для руководства, в котором выступил с рядом предложений. Но когда Хиддинк вернулся к себе после собрания, то к своему удивлению услышал весь свой доклад по радио. «Мне иногда казалось, что к столам, за которыми проходили совещания, прикреплены микрофоны».

Определенно существовали силы, желавшие свергнуть голландского тренера. После серии ярких выступлений в испанском чемпионате удача изменила Хиддинку, и его противники не преминули воспользоваться возможностью избавиться от него. В кубке УЕФА дела пошли не так хорошо. А поражение, нанесенное «Валенсии» немецким клубом «Карлсруэ» с разгромным счетом 0:7". стало последней каплей. Решение об увольнении Хиддинка было принято на «корриде» (обиходное название собраний Совета директоров) в отсутствие самого тренера. И оно просочилось в прессу еще до того, как его самого известили об этом. Когда Хиддинк, ни о чем не подозревая, вернулся в свой отель после игры в гольф, у дверей его номера толпились журналисты. Судьба голландца была решена.

После отставки Гус задержался в Валенсии на три недели, чтобы уладить вопросы, связанные с расторжением контракта, и попрощаться с друзьями.

Я не хочу себя ни в чем оправдывать, но согласно опросу, проведенному независимым агентством, восемьдесят процентов респондентов были на моей стороне. Я постоянно сталкивался с людьми, в глазах которых стояли слезы, и получил сотни приглашений на вечеринки. Прощание с футболистами томе было очень эмоциональным. Я пригласил всех игроков, но боялся, что резервисты не придут. Но пришли все, все двадцать два человека. И они тоже плакали.

Когда Хиддинк сел в свою машину, чтобы направиться в Голландию, «горничные приготовили пакеты с ленчем и розничные подарки. Когда я наконец отъехал, все они всхлипывали». Он проехал тысячу семьсот километров без остановок, всю дорогу слушая музыку. До Перпиньона (город на юге Франции) это были «Джипси Кинге» и Глория Эстефан, а после Перпиньона — «Дайр Орейтс» и «Пинк Флойд».

Пако Реал, бывший координатор футбольной школы «Валенсии», помог написать негативный доклад о деятельности Хиддинка. Именно он и стал новым главным тренером клуба. Однако болельщики «Валенсии» скандировали имя Хиддинка во время следующего матча, когда их клуб проиграл «Барселоне» со счетом 0:4. В итоге «Валенсия» лишилась верхней позиции в турнирной таблице, и у президента начались неприятности. Его сменил Фран-сиско Рои г. Новый президент вскоре связался с Хиддинком в Голландии с предложением о возвращении. «Это был прекрасный момент», — сказал Хиддинк. Но он не горел желанием вступить в ту же реку.

Тан по-прежнему оставались люди, которые нанесли мне удар в спину. Если бы они ушли, тогда возможность возвращения можно было бы рассматривать. Но я не собирался становиться марионеткой в чьих-то рунах, пусть даже за огромную зарплату. В «Валенсии» происходила серьезная борьба за власть. Феллини мог бы снять на этом материале замечательный фильм.

Сегодня Хиддинк утверждает, что у него не осталось обиды на тех, кто спланировал его смещение, так как с радостью вспоминает те времена.

Это интересно