Хиддинк: Гус всемогущий. Мартин Мейер
Левандовски будет включён в книгу рекордов Гиннесса

Левандовски будет включён в книгу рекордов Гиннесса

Нападающий немецкого футбольного клуба "Бавария" и сборной Польши Роберт Левандовски будет...

Что ждёт Россию при жеребьёвке Евро-2016

Что ждёт Россию при жеребьёвке Евро-2016

14 октября УЕФА официально обнародовал очередной рейтинг национальных сборных, на базе которого...

«Реал», возможно, не продлит контракт с Роналду

«Реал», возможно, не продлит контракт с Роналду

Мадридский «Реал» пока не собирается продлевать контракт с португальским полузащитником...

  • Register

«Лужниковское» сражение

Прохладный вечер 17 октября 2007 года. «Лужники». Россия — Англия. На табло 2:1 в пользу хозяев поля. В пользу одиннадцати парней в красных футболках. В пользу 78 тысяч человек на трибунах. 90-я минута матча. Телекамера выхватывает кромку поля у скамейки запасных россиян. Защитник Денис Колодин нервно подпрыгивает, разминаясь перед выходом на замену. Рядом седовласый человек в расстегнутой синей куртке, под которой виден темный костюм, галстук в светлую полоску и белая рубашка. Чуть белее, нежели цвет его лица. Одной рукой он держит Колодина за футболку, второй хлопает ему по груди. Человека лихорадит, глаза бегают, тело дрожит. Он что-то говорит игроку. Наверное, что-то важное. А возможно, просто «Good tuck», желает удачи, пытается успокоить парня, которому вот-вот предстоит ворваться в ход игры и не испортить ее, а если потребуется, то сласти. Человек рядом с Колодиным — Гус Хнддинк. И он находится в четырех минутах от одной из самых значимых побед российского футбола за последние десятилетие. Это в карьере голландца таких матчей были десятки, а у огромной страны, считающей себя футбольной, раз, два и обчелся: Франция-1999, Уэльс-2003... Что еще? Пожалуй, что и ничего.

Но кто об этом сейчас вспоминает? Кому какая разница, что было раньше? ИСТОРИЯ творится здесь, в «Лужниках».

Питаясь успокоить Колодина, Хиддинк на самом деле успокаивает себя. Ни до, ни после этого эпизода не приходилось видеть главного тренера сборной России в подобном состоянии. Это не истерика — ни в коем случае. Это предвкушение. Чего-то большого. Что можно с легкостью потерять, но терять нельзя. Отсюда и вулканические переживания.

Колодин наконец выбегает на поле. Первым же касанием выносит мяч из штрафной. Все «Лужники», все Воробьевы горы, вся Москва, вся страна отсчитывают секунды до финального свистка. Смотрит на часы и Хиддинк. Но трель из уст испанского арбитра Медины Кангалехо, по-моему, никто не расслышал. Она растворилась в реве стадиона. Россия обыграла британских парней с тремя львами на груди и открыла себе дверь на чемпионат Европы. Через месяц она должна будет переступить израильско-эндоррский- nopoi и очутиться на континентальном празднике. Но это предстоит сделать через месяц. А пока можно и нужно наслаждаться успехом, упиваться им, гордиться своими футболистами и их наставником-голландцем. Впрочем, упоминать о национальности Хиддинка как-то неуместно. По паспорту, конечно, голландец, но по сути своей он давно превратился в человека мира, а непосредственно о этот октябрьский вечер стал нашим — русским Хиддинком.Глобальная тайна футбола непостижима. Нет рецептов побед нет математических алгоритмов достижения успеха. Порой в футболе отсутствует логика. По всем объективным и субъективным показателям россияне едва ли могли выиграть у Англии. Отбросив бахвальство, надо признать, что при всей слабости тренерских способности Стива Маккларена команда у него была собрана намного сильнее, чем у Хиддинка. Но британцы все-таки проиграли.

Тонны газетных и журнальных публикаций посвящены «матчу года». Аналитики и специалисты всех изданий разобрали по косточкам игру, разложили ее на секундные отрезки, минутные интервалы. Футболисты раздали согни интервью, отвечая в большинстве своем на одни и те же вопросы. Кажется, что не осталось ни одного секрета, касающегося встречи с англичанами. Публика увидела все, Но метафизическая загадка победы остается неразгаданной. Как с точки зрения тактики, функциональной готовности и психологического состояния игроков Хиддинк сумел подтолкнуть Джерарда и компанию к краю подножки поезда. едущего на Евро-2008, в той или иной мере понятно. Тут речь идет о рациональных вещах. Но что сказать об удаче, сопутствующей тренеру? Как объяснить, что Фортуна улыбается ему искренней, теплой улыбкой? Почему римская богиня дарит Гусу свою доброту, в то время как его предшественникам на посту главного тренера сборной России, ухмыляясь, обычно посылала проклятья?

Волшебство?                              •

Телекомментатор Виктор Гусев, который вел репортаж о матче Россия — Англия, позже написал в одной из федеральных спортивных газет: «Не стоп говорить об это» в эфире, но показалось, что наш тренер взывает к потусторонним силам. И седьмой номер но спине входящего в игру (Дмитрий Торбинский. — Примеч. авт.) — не что иное, как попытка сбить черную магию порядкового номера собственной 13-й (!) игры Хиддинка у руля российской сборной».

Тема магической составляющей побед Гуса рефреном звучит на протяжении всего этапа его карьеры в нашей стране. Хиддинк приехал в качестве волшебника, и, когда будет уезжать, люди непременно вспомнят о его необыкновенных способностях. Так или иначе.

В тот прохладный октябрьский вечер в «Лужниках» Хиддинк сотворил для Росой несотворимое. Прошел ровно месяц, и теплым ноябрьским вечером, 17-го числа, на «Рамаг-Гане» наша команда проиграла Израилю, практически лишив себя шансов на попадание на Евро-2008. И мы тоже говорили о волшебстве. «Палочка сломалась», — изрек один мой добрый друг с финальным свистком итальянца Стефано Фарины в пригороде Тель-Авива.

Граф Калиостро или победитель?

«А я думал, вы волшебник», — произнес президент РФС Виталий Мутко в адрес Хиддинка, после того как россияне не смогли обыграть осенью 2006 года Израиль на своем поле. Звучало, безусловно, с упреком. Дети ждали Деда Мороза, а приехал обыкновенный человек, да еще и подарки умудрился забыть. Как же так! Истинное безобразие! Обман! Интересно, вспоминал ли свои слова Мутко спустя год в «Лужниках», когда быстрым торжественным шагом направлялся в раздевалку команды с поздравительными речами?

А после того матча с Израилем руководитель РФС очень сильно сомневался в правильности выбранного летом пути и приглашении Хиддинка на пост наставника сборной России. Не удивлюсь, что если бы была на то воля Мутко, то он уволил бы тренера. Но в том-то и дело, что звал голландца не он, а Роман Абрамович, и заработную плату платит фактически не РФС. На счастье, надо отметить, болельщиков. Склонность к непостоянству, свойственная Мутко, могла дорого обойтись российской сборной.

Но в любом случае на старте отборочного цикла к чемпионату Европы атмосфера вокруг Хиддинка оказалась далеко не дружелюбной. Многие из тех, кто еще пару месяцев назад испытывал чувство восторга от заключения контракта с голландцем, превратились в его хулителей. Хиддинка стали ругать за то, что он не часто приезжает в страну, на которую работает, редко воочию наблюдает матчи национального чемпионата, не хочет полностью погружаться в наш мир и становиться его частью. Потеря четырех очков в поединках с Хорватией и Израилем мало кому позволяла смотреть вглубь, пытаться понять тот процесс который начал происходить с командой, принять очевидные изменения, предложенные Хиддинком.

«Гус испытал на себе особенности русского менталитета. У нас ведь — что у журналистов, что у болельщиков — как принято: либо об асфальт лицо бьем, либо радуемся до поросячего визга. Объективной оценки происходящего, спокойствия нам не хватает», — говорил известнейший телекомментатор Владимир Маслаченко.

Встречая Хиддинка, как гения, пришедшего сделать из сборной России команду ненамного хуже, чем сборная Бразилии, многие забыли о том, что было до Гуса. А ведь было настолько плохо, что собственно. привлечение голландца и потребовалось. Когда все хорошо, Хиддинка обычно не зовут.

Прошло уже больше десяти лет. а у меня перед глазами муниципальный стадион «Димотико» в городе Паралимни, где 29 марта 1997 года Россия не смогла обыграть сборную Кипра. Матч отборочного цикла к Чемпионату мира 1998 года закончился вничью 1:1. В тот самый день, когда ветра Средиземного моря и плохого качества газон мешали россиянам нормально играть (я не иронизирую. таким было одно из объяснений провала, приведенное футболистами), прозвучал реквием по нашей сборной. Мы его не услышали, а кто услышал — не принял всерьез. Но тем не менее дальше жили словно в мертвом царстве. Редкая громкая победа, в том числе и упомянутые над Францией и Уэльсом, позволяли немного приподнять тяжелейшую крышку футбольного гроба. Но, завидев наши старания, услышав напряженное пыхтение, на него тут же запрыгивали болгары, итальянцы, украинцы, японцы, бельгийцы, испанцы, португальцы, словаки... И не давали выбраться.

В 1997 году главным тренером сборной России был Борис Игнатьев, а его помощником — Юрий Семин. Тот самый, кого Хиддинк сменил на нынешнем посту (если не брать в расчет короткий период, когда командой руководил нынешний помощник Хиддинка Александр Бородин). Получается, что, пройдя круг от Семина к Семину, мы перепробовали своих лучших наставников, доверяя им задачу восстать из 1епла. При этом отказывались понять, что уже давным-давно не обязаны обыгрывать Израиль. Македонию и уж тем более Англию и Хорватию, сборные которых оказались соперниками нашей команды на пути к Евро-2008. Психологический мазохизм в нас было никак не искоренить. Хиддинка люди встречали не с позиции того, что национальная сборная слаба и ей только предстоит набирать силу, а с уверенностью в том, что «всех порвем». Но порвать, да еще и всех сразу — невозможно.

А тут ничья с Израилем. Убедить общественность в том, что не стоит воспринимать этот результат как трагедию, не могла даже статистика игр израильтян. Хотя они уже несколько лет являлись эдакими футбольными пиратами, отбирающими очки на полях Европы у куда более грозных команд, нежели сборная России.

Однако пробуксовка на старте европейской кампании стала еще не самым тяжелым периодом для Хиддинка в России.

Победы над Эстонией и Македонией сняли напряжение вокруг тренера. Но лишь на время. Провал в товарищеской встрече с Голландией в феврале 2О07 года, закончившейся поражением россиян 1:4, отозвался в прессе еще более жесткой критикой, чем первая израильская осечка. Мало кого волновало, что игра в Амстердаме не была официальной и ее главным предназначением служила возможность для творческих экспериментов Хиддинка как с составом, так и с тактикой.

Зимой Гус испытывал на себе огромный моральный груз, связанный с судебным разбирательством, которое шло у него на родине. В Голландии тренера обвиняли в неуплате налогов. В России же его парадоксальным образом начали обвинять в том, что он не может отвлечься от личных проблем. «Показалось. что он не смог отрешиться от судебного процессе даже во время матча. Невозможно было вообразить себе этого тренера, индифферентно взирающего на то, как его команду громит не самый звездный соперник. Но ведь в Амстердаме было именно ток. Четыре раза за матч Гус выходил к бровке, каждый роз почему-то обнимая за плечи бокового судью. Точно видя в нем свою единственную опору», — писал в своем репортаже о встрече Голландия — Россия колумнист одной из федеральных спортивных газет, телекомментатор, пресс-аташе сборной России Илья Казаков.

Кровожадности в «расправе» над наставником добавила история случившаяся во время сбора россиян перед поединком с голландцами. Во время одного из обедов Хиддинк не позволил вице-президенту РФС Никите Симоняну сесть за стол тренерского штаба, попросив расположиться вместе с персоналок команды. «А потом, на тренировке, передал через Алберду (Йоп Алберда на тот момент являлся координатором сбоиной. — Примеч. авт.), что с командой не должно быть посторонних. Пусть, дескать Симонян ест в отеле, где хочет, а счета собирает — их потом оплатит федерация. Доже если и есть желание обособить сборную, подобные вещи лучше говорить в лицо. Симонян был оскорблен до глубины души. Равно как и другие члены сборной. Невозможно представить, чтобы Хиддинк так поступил бы с Зйсебио или Век-кенбоузром. А с нами это„покатит"...» — рассуждал в своей статье Казаков.

Отношение в России к Хиддинку. сформировавшееся после неудачи в Амстердаме, остроумно отразили журналисты телевизионной передачи «Футбольный клуб». В эфир вышел коллажиый ролик, в котором 1ус предстал в качестве графа Калиостро, героя фильма «Формула любви». Материализация чувственных идей, ради чего, в соответствии с сюжетом, в Россию был приглашен «наг и авантюрист», откладывалась.

Но опять же все на свои места расставил футбол. Не тот. товарищеский в Голландии, а потом, кстати, и такой же товарищеский в матче с Польшей, после ничьей с которой отдельные деятели в очередной раз предприняли попытку представить Хиддинка в качестве заурядного специалиста. Все на свои места расставили отборочные матчи россиян к Евро-2008, включившие в себя победы над Эстонией, Андоррой, Македонией и ничью с Хорватией. К ключевому, как тогда казалось, двухматчевому противостоянию с Англией Россия подошла с вернувшейся верой а тренера. Противоречия, имевшиеся между ним и руководством РФС стали сходить на нет. Более того, Хиддинку было предложено продлить контракт и работать с россиянами до 2010 года. «Го, что вроде было браком по расчету, стало браком по любви. Верно? Иначе ведь этот союз не назовешь — взаимных претензий в последнее время стало меньше, хотя но первых порах стороны нередко поглядывали друг на друга с недоумением, едва не доходящим до раздражения. Но сейчас Гус перестал говорить в своих интервью об отсутствии у российского футбола приемлемой современной инфраструктуры, а наш футбол в лице своего руководства снял с плеч тренера задачи вроде конкретного результата или строительство всей футбольной то ли пирамиды, то ли вертикали. Доив комиссары Хиддинка давно уж не пытаются зачислить», — утверждал в газетных публикациях Казаков, а позже, уже в личной беседе, добавил:

— По прошествии времени мы стали лучше понимать Хиддинка. его решения и намерения. Бурчание вокруг Гуса сошло на нет. Он стремится оградить сборную от различных политиков и чиновников. Такое понятие. лак «роздевалка команды», для него священно. И та же ситуация с Симоняном, произошедшая в феврале, стало восприниматься совсем по-другому. Тем более что позже и сам Хиддинк понял свою ошибку извинился перед Никитой Павловичем.

Чем дольше голландец возглавляет сборную России, тем больше у нас появляется уважения к профессии тренера. Тенденция по-своему оранная. В нормальном футбольном обществе, у людей с нормальным мировоззрением это уважение должно присутствовать само по себе, а не быть привнесенным кем-либо. Но говорить о России, как о развитой футбольной стране, не приходится, потому и вынуждены мы признавать, что Хиддинк в данном случае стал первопроходцем. Или, что вернее, в некотором смысле вернул советское восприятие тренера, когда слово, например, Валерия Лобановского считалось непререкаемым.

Согласие Гуса, с которым он откликнулся на предложение продолжить тренировать россиян, стало очень хорошей новостью. Хиддинк олицетворил собой стабильность, которой так сильно недоставало сборной долгое время.

«Он дал нам свободу»

Судебный процесс история с Симоняном, обвинения тренера в профессиональной непригодности после неудач сборной, хвала после побед и тому подобное — это, скорее. поверхностное восприятие Хиддинка в России. Видимый всем айсберг. Хотя судить лишь по торчащему над водой льду о том, что находится на глубине, по крайней мере прямолинейно. А если отбросить тактичность, то попросту— тупость. Известнейший тренер Виктор Прокопенко, чья жизнь трагически оборвалась летом 2О07 года. называл сам по себе матч — лишь одной третьей футбола. «Остальные две трети — тренировочный процесс и повседневная жизнь коллектива. Гот, кто рассуждает о причинах неубедительной игры той или иной команды, не зная всех внутренних процессов, в ней происходящих, тот... Ну, не знаю. Он — неправ. Как я ногу сказать, почему один игрок действует так а другой иначе, если не видел их тренировок, не был на предматчевой установке, не присутствовал в раздевалке в перерыве?» — рассуждал Виктор Евгеньевич.

Изменить психологию российских игроков старо одной из важнейших задач Хиддинка. Нападающий Александр Кержаков со страниц популярного российского еженедельника признавался- «От него требуется нечто такое, что очень сложно передать на словах: ему нужно вселить веру в команду. Понимаю, что звучит это как-то религиозно — внушать веру, как будто он обходит номера, как священник, и взывает к потусторонним сипом. Это не так. конечно, но вот когда смотришь на главного тренера за несколько часов до начала того же матча с Англией, а он ни ногти не грызет, не старается походить на мрачную тучу, о с кем-то шутит, на каше-то вопросы журналистов отвечает, подмигивает футболистам, то понимаешь, "то тренер может вести себя ток раскованно только тогда, когда уверен е своей команде».

Полностью поменять мышление футболистов у него не получится. Для этого должна поменяться страна, в которой рождаются и растут спортсмены. Но внушить веру в себя, самоуважение, раскованность, ответственность тренер способен.

Полузащитник ненецкого «Нюрнберга» Иван Саенко до Хиддинка никогда не привлекался в сборную. Но в сезон 2006/07 года он играл здорово, став одним из лучших бомбардиров своего клуба в чемпионате и выиграв Кубок Германии. С легкостью могу предположить, что успехи Саенко были бы проигнорированы любым российским тренером, находись он на посту главного тренера сборной. Но Гус, естественно, Саенко привлек.

В начале ноября 2007 года я встретился с Иваном в Нюрнберге. На тот момент дела как у него самого, так и у ею клуба складывались вовсе не безупречно. Но Хиддинк на него по-прежнему рассчитывал. Правда, принять участие с матчах с англичанами Саенко не позволила травма.

В личной беседе с Иваном я вспоминаю, что относительно недавно за сборную России играли такие харизматические футболисты, как Виктор Онопко, Александр Мостовой, Валерий Карпин, Сергей Овчинников. Мощнейшие лидерские качества позволяли им управлять командой изнутри, непосредственно на поле. Они вели за собой партнеров, могли в одиночку переломить неудачный ход встречи. Объективности ради стоит признать, что у Хиддинка в составе таких футболистов, про которых можно сказать «сердце и душа» команды, нет. Но, возможно, этот лидер сам Гус? Привожу отрывки из нашего разговора:

— Он не стал лидером, а, скорее, воплотил в жизнь то, что хотел: мы превратились в команду. Вместе с ним, — говорит Саенко. — Больших заслуг можно добиться только за счет командных действий. Тем более в наше время, в европейском футболе. Греция выиграла Чемпионат Европы 2004 года. За счет чего? Были командой. Мы с Ангеласом Харистеасом (нападающий «Нюрнберга» и сборной Греции. — Примеч. авт.) разговаривали, и он вспоминал, что в четвертьфинале Евро-2004 с Францией у них семь человек играли персонально. Семь человек! Какие там 4-4-2, кокая там тактика! Ясно, не модерн. Но ведь выиграли 1:0. В тот момент Греция представляла из себя единое целое и ее было не сломить.

—  В чем уникальность Хиддинка?

—  Гус сделал то, но что не решился бы ни один российский тренер, — дал игрокам свободу. Не многие замечают, потому что не находятся внутри команды, но Хиддинк нас не напрягает. В том числе и своим присутствием. Перед матчем с Англией в Москве объявил субботу выходным днем. Журналисты должны анализировать подобные вещи: что значит дать молодым ребятам, обеспеченным людям, в Москве, в субботу выходной? При другом наставнике мы бы сидели в Бору. Там все классно: еда, спокойствие, но... ты сходишь с ума. Мы же не хотим подводить Хиддинка. Не поеден куда-нибудь гулять, а лучше спокойно посидим в ресторане, поужинаем. Гус нам доверяет, и мы ему отвечаем тем же.

—  Претензии по поводу опозданий на сборы, которые голландец предъявляет футболистам и из-за чего отлучил Сергея Игнашевича от тренировок с командой и товарищеского матча с Польшей, — это серьезно или больше игра на публику?

—  Нет, серьезно. На самом деле были напряженные ситуации. Для человека из Европы пунктуальность очень важна. У нас в Германии так же строго. Если опаздываешь, смотрят косо. Конечно, бывают разные обстоятельства, веские причины, что-то случилось и не появился вовремя. Но когда все в твоих руках, а ты одерживаешься, /по Хиддинк злится.

—  Приезжая в сборную России из Германии, попадаете в другой мир?

—  Никаких проблем нет. Я токе русский человек. Жизнь за границей дает возможность сравнивать, но другим человеком я не стал. Со многими ребятами познакомился несколько лет назад, еще в молодежной сборной. Сейчас нормально общаемся, потому что практически все ровесники. С Сашей Кержаковым, Юрой Жирковым, Димой Сычевым стали друзьями.

—  После того как пои Хиддинке дебютировали в сборной, почувствовали, что вышли на другой уровень в том числе и в клубе?

—  В принципе, да. Свой путь я выбрал в семнадцать лет. когда приехал в Германию. Тут никто не знал фамилию Саенко: кто это, откуда? Начал жизнь с нуля и стремился попасть в сборную только за счет своих заслуг и заслуг своего клуба. Просто так в жизни ничего не бывает. Вот и я дождался своего шанса, который появился с приходом Хиддинка.

Ставка на молодость

Огромным плюсом Хиддинка относительно предыдущих наставников сборной Россия стала его независимость. Ни для кого не секрет, что раньше состав команды формировался далеко не по принципу«играют лучшие». Любой местный тренер, возглавлявший команду, звал в нее прежде всего своих людей. Тех, к кому он привык. Тех. с кем ему проще. Тех, кто его слушает. Речь не о том, что игроки были плохими. Вовсе нет. Ко они не были абсолютно лучшими в своем амплуа, на своей позиции. С другой стороны, на список кандидатов в сборную самым непосредственным образом влияли личные отношения между наставником главной команды и его коллегами в клубах. Опять же на первый план выходили личные симпатии и антипатии.

Конъюнктурные соображения первоначально пытались присвоить и Хиддинку, предполагая, что он полностью доверил подбор исполнителей Александру Бородюку. А уж помощник ведет свою игру... Непонятно только, как в таком случае Хиддинк справлялся со своими обязанностями раньше, как побеждал без советов Бородюка? Безусловно, на первых порах без подсказок Александра Генриховича не обходилось. Разумеется, обсуждения кандидатов вместе с ассистентами Хиддинк проводил, проводит и будет проводить постоянно. Но ни о каком навязывании речи идти не может.

Хиддинк решился на то. о чем 8 душе мечтали, наверное, все его предшественники, но сделать не мог никто, — он омолодил сборную. Не добавил в нее молодых игроков, а именно омолодил. Гус не стал решать локальные задачи с помощью опытных и авторитетных в России футболистов, а, взглянув на суть вещей максимально широко, качал выстраивать команду, способную играть вместе на протяжении пяти-семи следующих сезонов. «Хиддинк, словно хирург с многолетним стажем, без каких-либо эмоций отрезал единым махом тек без кого, казалось, сборную было не представить, — Дмитрия Лоськова, Алексея Смертина и прочих опытных игроков. Кадровой революция выглядело не трансплантацией, а ампутацией, во время сбора голландцу не хватало футболистов на полноценную двусторонку, и Александру Бородюку с Игорем Корнеевым второй помощник Хиддинка. — Примеч. авт.) приходилось бежать наперегонки с теми, кто годился им по возрасту едва ли не в сыновья. Но Гус упорно придерживался взятого курса, не вызвав на помощь ветеранов даме после того, как выяснилось, что под вопросом участие в матче (с Македонией в ноябре

2006 года. — Примеч. авт.) признанных лидеров — Сергея Игнашевича, Егора Титова, Андрея Аршавина». — рассуждал в своих статьях Илья Казаков в конце 2006 года. Хиддинк продолжил расставания с возрастными игроками и дальше. В частности, упомянутая игра с Голландией стала последней в сборной для Егора Титова. Выпал из обоймы и Евгений Алдонин.

Но самое главное, что причиной отказа от игроков для Хиддинка являются не паспортные данные, а игровая форма и физическое состояние людей. Не сомневаюсь, что он бы взял в команду и Андрея Тихонова, которому в октябре

2007 года исполнилось тридцать семь лет, если бы полузащитник был по-настоящему достоин места в сборной. Ярчайший пример того, что не возраст для Хиддинка главное, — Константин Зырянов, дебютировавший в национальной команде в свои двадцать девять лет. Да еще как дебютировавший! Блистательно!

Хотя, конечно, основную ставку Гус сделал на молодость. В одном из интервью в ноябре 2006 года Хиддинк объявил это, как вектор развития сборной России: «Всегда стараюсь привлекать талантливую молодежь, пусто зачастую речь идет не о стартовом составе, а о попадании в заявку на матч или в число двадцати трех приглашенных в сборную. Только так, шаг за шагом, они дорастут до основы. При худшем сценарии мы не попадем на Евро-2008,но команда-то не должна останавливаться в развитии! Надеюсь, еще до чемпионата Европы в число основных игроков вольется пара-тройка молодых и к началу отборочной кампании на Чемпионат мира 2010 го-до они уже будут чувствовать себя уверенно. Для строительства сборной к Чемпионату в Южной Африке это окажется очень полезно».

Позже о том, что молодость команды — ее сильная сторона. рассказывал и Александр Кержаков: «Из-за того, что у нас нет неприкасаемых, с нами работать легче: Хиддинк для нас является очень серьезным авторитетом, и его решения действительно не обсуждаются. Еще одна причина того, почему у голландца получается успешно с нами взаимодействовать, — наша молодость. Если бы команда у нас состояла из людей старой закалки, то они бы Хиддинка не поняли, потому что его подход здорово отличается от привычного российского: на тебя кричат, а ты делай. А мы в свою очередь понимаем, что Хиддинк очень многого добился и поэтому действительно имеет право требовать с футболистов; он ведь делает это не голословно, он понимает, что так нужно для победы. Это такой человек который внушает оптимизм и доверие своими поступками».

Каждый обыгрывает каждого

Подбор исполнителей и психологическая готовность — основа основ любой команды. Но не менее важна и сама модель игры. Тактика. Рисунок. Стиль. Я опять же возвращаюсь в недалекое прошлое, пытаясь вспомнить, как действовала сборная России до Хиддинка. После «спартаковского» футбола Олега Романцева, где до поры был стиль, команда представляла из себя нечто непонятное. Валерий Газаев. Георгий Ярцев, Юрий Семин питались привнести свое видение, но реализации их планов на ноле практически не было. Лишь общие футбольные понятия. Блеклость. Серость. Невнятность.

В свою очередь Хиддинк. анализируя возможности игроков, поэкспериментировав с расстановкой футболистов, общекомандной тактикой, в конце концов привел сборную к узнаваемости. Пусть пока сопоставлять можно лишь фрагменты отдельных матчей. Двух игр, в которых команда «от и до» показывала тот футбол, который требует и ждет Хиддинк, не было. Но тем не менее. В своем блоге, на одном из интернет-порталов комментатор Василий Уткин писал в декабре 2006 года, подводя итоги сезона: «Мы видим, что сборная уже сейчас играет в совершенно определенный футбол. Мы поняли. чего Хиддинк от сборной добивается, и огромный успех, просто удача, что на финише сезона это удапось продемонстрировать. Чем яснее видна игра, чем четче проявляется в командных действиях тренерская мысль — тем проще вводить в команду новичков, пробовать варианты. Ведь каждый уже просто потому, что видит эту игру, уже представляет себе, чего от него хочет тренер. Это и есть, как мне кажется, главное достижение Хиддинка но данный момент. И я вижу, что именно к этому он и стремился: когда у него была альтернатива в выборе игрока, он практически всегда выбирал игрока умного, опытного. Он искал взаимопонимания — и нашел его. А в игровом плане важнейшее достижение Хиддинка — скорость. Чем быстрее игрок, тем важнее он, тем более выпукло мы видим его вклад в общее дело».

Российским футболистам Хиддинк предложил две фундаментальные тактические схемы — три защитника, пять полузащитников и два форварда, а также четыре защитника, пять полузащитников и один форвард. Однако наставник не «запирает» подопечных в рамках. Красивые цифры — 3-5-2,4-^-1 и так далее, по мнению Хиддинка, игрушки для журналистов и примитивного анализа. Главное, чего добивается Гус, — способность футболистов выигрывать конкретные единоборства, предугадывать развитие ситуации на поле и быстро совершать правильные действия. Из маленьких побед в противостоянии «каждого с каждым» рождается общий успех. При этом, при жесткой командной дисциплине, должны присутствовать и импровизация, и универсализм. Вроде бы азы тренерской работы. Но одни наставники становятся услышаны, и их идеи воплощаются, а другие — нет. Хиддинк из первой группы.

В своих интервью он постоянно подчеркивает, что генеральной тактической линией сборной России должна быть агрессивная атака. Не тупое давление на штрафную соперника, а осмысленные действия, приводящие к ошибкам противников и созданию собственных голевых моментов. В ноябре 2О06 года сборная играла на выезде с Македонией. В стране искренне опасались за результат встречи в Скопье, предвкушая тяжелейший, медленный, тягучий матч. Но Хиддинк выпустил в основном составе сразу семь футболистов атакующего плана, в первом тайме команда задавила македонцев, показав одну из лучших игр под руководством голландца. Настолько вдохновенную и грамотную, что не только журналисты, но и сам тренер пожалели, что принципиальных поединков против англичан ждать еще целый год, — команда находилась в отличной форме. После матча в разговоре с журналистом Максимом Квятковским тренер, используя локальный пример с выходом на поле полузащитника Владимира Быстрова, объяснил, чем руководствовался при выборе стартового состава:«Я мог поставить игрока оборонительного плана против левого полузащитника македонцев Петрово. Ведь этот игрок постоянно нагнетает давление со своего фланга. Но тут Петров был вынужден думать не об атаке, а только о том, как сдержать опаснейшего Быстрова! Это мой стиль, который я стараюсь передать команде. И очень горд тем, что команда воспринимает такой подход и показывает то, чего я от нее хочу».

Но, конечно, не всегда Хиддинк делает упор на атаку. Прямолинейность и шаблонность вообще не свойственны наставнику. Во встречах с Хорватией однозначного упора именно на нападение не было. Когда приходит время исключительно аккуратно отнестись к защите собственных владений (теоретически об этом необходимо помнить в каждом матче, что подчеркивает и Хиддинк, но в данном случае речь об«исключительной аккуратности»), то команда трудится в этом направлении. За счет дисциплинированности и самоотверженности, которых требует от своих игроков Гус.

Полностью воплощать план на игру получается не всегда. Футболисты по-прежнему совершают детские ошибки, и соперник берет за них самую высокую плату в виде голов. Но, что характерно, в публичных речах Хиддинк не позволяет себе срываться на подопечных, обвинять их, набрасываться на кого-то персонально. Более того, он открыто признает, что сам ошибается. Человек, выигравший множество престижных клубных титулов и достигавший успехов с тремя национальными сборными — Голландии, Кореи и Австралии, — подкупает тем, что способен сказать: «Я был неправ». К сожалению, настолько редкое качество среди тренеров, что им восхищаешься, как чем-то необычным и неординарным. После того как россияне уступили 0:3 англичанам на «Уэмбли», Хиддинк дал интервью журналисту Игорю Рабинеру, в котором признался в собственной ошибке. Причем в той, что привела к голу в ворота его команды, а значит непосредственным образом сказалась на результате встречи. «За мной никогда не „заржавеет" критика в собственный адрес или в адрес команды, но в Лондоне не было такого, чтобы я сказал себе: „Of, зачем я поставил на такую-то позицию этого парня это была полная катастрофа". Могу себя упрекнуть только в одной важной недоработке. Вспомните первый гол, который был забит не непосредственна после углового удара, а после повторного навеса с того же правого фланга соперника. При первой подаче организация нашей обороны в точности соответствовала тому, что мы отрабатывали на тренировках. И вратарь, и защитники, и другие игроки находились именно там, где должны были. Затем мяч отскочил обратно к тому же игроку, который подавал корнер, — Бэрри. И вот в этат-то момент от нашей организации обороны не осталось ничего. Возможно, мы, тренеры, должны были на занятиях в большей степени обратить внимание игроков на такие ситуации. Нам требовалось сказать: „Ребята, если дело после углового доходит до повторного навеса, мы должны делать то же самое, что в первый раз, — и так до тех пор, пока эпизод не исчерпан и мяч не находится далеко от наших ворот!" И не просто сказать, а отработать, смоделировать подобные ситуации во время тренировок. Этого мы не сделали, что должен признать».

Наверняка кто-нибудь отнесся к его словам как к популизму — голландец разложил по полочкам один эпизод и вынудил благодарную публику забыть о претензиях к нему. Но е том-то и дело. что разница между популизмом и истинным самоанализом как раз и является разницей, отличающей Хиддинка от многих других тренеров. Футбол из тех сфер деятельности человека, где пустые слова не помогают побеждать. Выигрывают те, кто видят, что идут неправильной дорогой, и не боятся найти другой путь. В том же интервью Игорю Рабинеру Хиддинк сказал: «Когда команда уступает, у некоторых тренеров прослеживается тенденция к сетованиям: мол, это они, игроки, проиграли. Дескать, я им говорил все правильно, давал такую-то установку, но они меня не послушали, сделали все наоборот и помолились за это. А потому не обвиняйте меня, я тут ни при чем! Не люблю такой подход. Если достигнута победа дай игрокам как следует отпраздновать ее, отойди на какое-то время за их спины. Если же случилась неудача, будь критичен по отношению к  cede  и той подготовке к матчу, которую ты организовал».

 

Это интересно