Хиддинк: Гус всемогущий. Мартин Мейер
Левандовски будет включён в книгу рекордов Гиннесса

Левандовски будет включён в книгу рекордов Гиннесса

Нападающий немецкого футбольного клуба "Бавария" и сборной Польши Роберт Левандовски будет...

Что ждёт Россию при жеребьёвке Евро-2016

Что ждёт Россию при жеребьёвке Евро-2016

14 октября УЕФА официально обнародовал очередной рейтинг национальных сборных, на базе которого...

«Реал», возможно, не продлит контракт с Роналду

«Реал», возможно, не продлит контракт с Роналду

Мадридский «Реал» пока не собирается продлевать контракт с португальским полузащитником...

  • Register

Не футбол

Хиддинк сохраняет четкое разделение между публичной и личной жизнью, между футбольной карьерой и отношениями с семьей и друзьями. Хотя это не свойственно знаменитостям, Хиддинк делает это с особым рвением. Его личная жизнь — это все, что не имеет никакого отношения к футболу. И те, кто не понимает его нежелание говорить о футболе в тесном кругу, могут столкнуться с очень холодным приемом. Равно как и наоборот. Что же касается неисправимых журналистов, не оставляющих попыток засунуть нос в его личную жизнь, то они все равно ничего не получат. В связи с этим Коэн Поуяус игравший вместе с Хиддинком за «Де Граафсхап», предупреждает: «Никогда не вторгайтесь в его частную жизнь. В противном случае вас ожидает очень резкий отпор. У него обостренное чувство собственного достоинства, и после такого отпора вам больше не захочется задавать подобные вопросы...»

В то же время Поулус называет его gezeWgheidsdier — «общительным созданием», которое наслаждается компанией других людей.

По окончании матчей (как правило, в четыре часа дня) игроки основного состава «Де Граафсхапа» проводили остаток дня вместе, дома у одного из них, с женами и подружками. обычно до десяти вечера. Это была крепко спаянная компания. «Для каждого и с каждым», как говорит Поулус. Самое же главное заключалось в том, что на этих встречах имели первостепенное значение не профессиональные, а человеческие качества.

Поэтому Хиддинк всегда был и остается желанным гостем на днях рождения и вечеринках.

Поулус продолжает:

Он довольно умен, что позволяет ему видеть значимость футбола в целом. И хорошо отдает себе отчет в тон, что успех не может быть вечным. Поэтому он спокойно наслаждается самим собой. Гус— очень общительный человек. Но иногда, совершенно внезапно, может отдалиться от всех, надев маску. Или дать себе полную свободу — он может запрыгнуть на стол и начать что-то кричать. В такие моменты я говорю про себя: «Приятель, а ведь ты находишься под сильным давлением». Просто ему надо периодически выпускать пар. Через секунду буря проходит. Во всяком случае, в Дутинхеме люди понимают и принимают это.

Oud De Graafschap («Старый Де Граафсхап») — своего рода ассоциация «выпускников» этого клуба. Иногда бывшие игроки собираются вместе, чтобы примять участие в благотворительном матче для сбора средств в пользу какой-нибудь спортивной или общественной организации. Если Хиддинк находится в Голландии, то его всегда приглашают на подобные мероприятия и он старается побывать на них. Поулус говорит: «Он никогда ничего не обещает. Но если может, то приходит. Даже ценой отмены телевизионных интервью». Но делается это не ради футбола, а из-за желания ощутить атмосферу уюта.

Хиддинк неприхотлив. Он предпочитает окружать себя людьми, которых хорошо знает. Весь год он напряженно работает, путешествуя по всему миру. Когда же выпадает свободное время, он хочет спокойствия, тишины и простоты. Поэтому он приезжает на свой любимый Терсхеллинг, спокойный живописный оаров на севере Голландии. Или отправляется на мотоцикле на восток страны, чтобы поиграть в гольф или теннис. Поулус рассказывает:

Моя дочь живет за границей и иногда приезжает в гости со своим мужем-испанцем. Однажды он увидел Хиддинка в местном нефе и спросил: «Разве такое возможно!» В Испании знаменитый тренер не смог бы вот так запросто сидеть в кофе, не привлекая внимания толпы. Должны ли мы были изменить к нему свое отношение, когда он стол знамениты.*? Люди не сделали этого, да и сам он, уверен, был бы против.

В свое время свадьба Хиддинка была большой приманкой для голландских папарацци, но из этого ничего не вышло. О семье Хиддинка по-прежнему почти ничего не известно из-за четкого разделения, проводимого Гусом между работой и личной жизнью. Его жена и сыновья оставались в Нидерландах, а сам он странствовал по всему миру. Миссис Хиддинк окружена настолько плотной завесой тайны, что один голландский журналист написал о ней: «Иене Хиддинк существует», как будто бы в этом заключалось потрясающее открытие.

В книге 1970 года «Ton-клуб ПСВ» Хиддинк в первый и последний раз рассказал кое-что о своем таинственном браке: «Я женился на Иене Беумкес 18 августа 1969 года. Как я познакомился со своей женой, останется секретом, потому что это никого не касается». Далее скрытный голландки упоминал свою спутницу жизни только в связи со своей профессией. И лишь однажды сказал следующее:

Жизнь футбольного тренера сродни декадентскому существованию и легко может вас испортить. Не заметишь, как начнешь свысока относиться к людям. Поэтому всегда хорошо, когда Иене рядом. Временами она подсказывает мм»: «Эй, оброти внимание, я не ношу футболку с номером на спине. Веди себя нормально, Гус».

У Хиддинка есть определенное мнение о том, какими должны быть женщины. «Равная работа — равная зарплата. это честно. Но только пусть женщины остаются женственными». И Иене соответствовала этому. Люди восхищались ее женственной грацией и стилем.

К сожалению, их брак, длившийся целых тридцать лет. незаметно подошел к своему концу Пораженные дутинхемские приятели Хиддинка пожимали плечами: «Мы просто не можем понять этого». Его же отношение к произошедшему было примерно таким: «Я все еще люблю тебя, но...» Однако он по-прежнему очень к ней привязан. К тому же Гус и Иене официально не развелись. «Слишком дорого», — объясняет Ганс. В то же время они достигли договоренности — она получает хорошее содержание. Двое сыновей Хиддинка тоже живут очень неплохо. Младший, Марк, 1972 года рождения, владеет видеотекой «Лас Вегао в Дутинхеме и играет в футбол. Старший, Майкл, 1969 года рождения работает в магазине.

Кеес Плоэгема', генеральный менеджер «ПСВ» при Хиддинке, объясняет:

Все игроки и тренеры — карьеристы. В какой-то мере они амбициозны, в какой-то мере тщеславны. И если добиваются успеха, то быстро обретают финансовую независимость. Однако за это надо все время платить. Тогда они заражаются своего рада «Футбольным вирусам», который заставляет их принимать все новые и новые вызовы. В девяти из десяти случаев это приводит к последствиям в личной жизни.

Сейчас Хиддинк живет в гражданском браке с женщиной африканского происхождения. Элизабет довольно образованна. Она работала над диссертацией, когда сопровождала Хиддинка в Корее. Думающая женщина думающего мужчины. Ее опыт в разрешении конфликтов очень пригодился во время переговоров с руководством корейского футбола. Кроме того, Элизабет занимается общественной деятельностью, это она уговорила Хиддинка основать благотворительный фонд в поддержку корейских агентств по усыновлению (в Корее матери-одиночки не защищены социальными службами и часто вынуждены отдавать своих детей на усыновление).

Корейцы чересчур прямолинейны в делах, которые на Западе считаются сугубо личными. Например, они без колебаний спрашивают людей об их возрасте и семейном положении при первой встрече. Их общественная мораль гораздо более консервативна, чем в Нидерландах. И Хиддинка несколько раз осуждали за слишком свободную, по корейским меркам, связь с Элизабет В самом начале работы в Азии, когда репортер спросил его, с кем Элизабет проводит время в его отсутствие, Гус отреагировал более чем жестко: «Мне хочется ударить вас по лицу». К сожалению, он не мог избежать подобных вопросов. Возможно, Хиддинк в какой-то момент осознал, что публичные фигуры обязаны рассказывать о своей личной жизни обществу и что корейское любопытство, которое на Западе воспринимается как навязчивость, не обязательно является негативным фактором.

Поэтому, когда его в очередной раз спросили, почему Элизабет часто останавливается в том же отеле, что и команда, и регулярно сопровождает его на тренировках и официальных собраниях, Гус оказался более многословным; «У меня очень вспыльчивый характер, о она действует на меня успокаивающе». Далее он уверил особо любопытных: «Элизабет никогда не помешает тренировкам команды. Она не будет есть вместе с ней. Она не принимает никакого участия в тренировочном процессе. Но вот куда она идет и что она делает — только ее личное дела». Впрочем, на некоторые вопросы Хиддинк по-прежнему может ответить исключительно резко. Когда на пресс-конференции кто-то поинтересовался, не собирается ли он жениться на своей подруге, Хиддинк выпалил как из пушки: «Положите микрофон и отправляйтесь искать другую работу!»

Хотя Элизабет, в отличие от своей предшественницы, находится в центре внимания общественности, Хиддинк бдительно охраняет их личную жизнь. Он оберегает ее от вопросов, как это было и при Иене. Таким образом, сложные отношения Гуса с прессой продолжаются. И в этом, как и во всем опальном, он очень последователен.

 

Это интересно